Как Клавдия Шульженко влюбилась после 50

«Жизнь пролетела, словно миг» — думала певица, исполняя свою знаменитую песню «Три вальса». На этом юбилейном концерте в честь ее 70-летия она вновь была, как в молодости, прекрасна и не чувствовала бремени возраста.


Но стоило ей вернуться в гримерку, пропахшую валидолом и увидеть отражение, то волшебная эйфория пропала. «Ох, как кружится голова…» — и это был уже даже не вальс. В мгновение воспоминания о сумасшедшей юности, зрелой страсти и поздней горькой женской любви нахлынули на нее. Три лика любви в одной песне — и вся ее жизнь…

А есть ли любовь?



Григорьев, Шульженко, Коралли

Клавочка родилась в 1906 году в Харькове. И, как и положено всем юным созданиям, мечтала о славе певицы — тем более, что профессор консерватории, у которого она брала уроки нотной грамоты и пения, хвалил ее успехи. Молодая шансонетка пошла на пробы в местный драматический театр. Исполнение ею трагического романса скорее вызывало хохот — девушка так старательно заламывала руки и подкатывала глаза, что усомниться в ее таланте было невозможно. Руководитель Николай Синельников взял Клавдию, но скорее не как драматическую актрису, а как исполнительницу увеселительных, эстрадных миниатюр после спектакля.

Вскоре времена НЭПа закончились, и от искусства стали ждать пролетарской сознательности. Легкомысленные и мелкобуржуазные песенки ушли в прошлое — так в репертуаре Клавдии появилась песня «Кирпичики». Надо сказать, что девушка с по-комсомольски короткой стрижкой, со сцены поющая о простых и понятных народу вещах, смотрелась весьма занятно — она так и не избавилась от чувственной манеры исполнения, и эта манящая и женственная «изюминка» сохранялась за ней всю жизнь.

Но вернемся в далекие 30-е: Клава постепенно становилась популярна в Харькове, и у нее появился первый воздыхатель. Впрочем, поэта Григорьева трудно было назвать галантным кавалером. Пижонистый мужчина хоть и дарил букеты, но при этом его шутки почему-то вызывали желание плакать: то ли комплимент, то ли пощечина. Но он был оригинален, проповедовал «свободную любовь» как последователь Коллонтай, и брал Клаву на вечеринки. Когда же родители девушки узнали о взглядах сердечного друга на половые отношения, то незамедлительно заговорили о свадьбе. Строгий отец предложил проверить чувства, так что торжество было отложено на год.

А тем временем Клава вместе с труппой театра отправилась на гастроли. В одной такой поездке она познакомилась с Владимиром Коралли. Новый кавалер оказался на редкость веселым и щедрым. И позвал замуж. Только вот загвоздка: мама жениха, настоящая еврейка, была не в восторге от еще одной «Ивановны» — второй сын, и тот не соблюдает национальные традиции! Так что обиженная невеста вернулась вновь к своему первому жениху.

Все изменила случайная встреча. Коралли, приревновав, чуть было не выстрелил в Григорьева. Эти слухи дошли до семьи дебошира. Еврейская мама хоть и не пришла на свадьбу, но препятствовать не стала. А Клава с Владимиром вместе отбыли покорять Ленинград — ведь в столице больше шансов на успех

«Шульженко боги покарали: у всех — мужья, у ней — Коралли»



Шульженко и Коралли.
Супруг оказался довольно жестким. Но зато главным его плюсом был пробивной характер. Он с энтузиазмом занялся поиском нового репертуара, концертных площадок. Клавдия Шульженко стала звездой кинотеатров. Но нет, не как актриса — люди покупали билеты в кино, чтоб перед сеансом услышать ее пение. К моменту появления любимого сына в семье уже водились деньги и было жилье — им достались две большие комнаты в коммуналке. Клава обставляла их с роскошью: мебель приобретала лишь на частных аукционах, отдавая предпочтение антикварным вещам. «Это специально для тебя придумывают истории» — шутил муж.

Жена оказалась хоть и невероятно очаровательной, но совершенно не приспособленной вести хозяйство. Зато в 1934 году наметился первый ее успех: Исаак Дунаевский и Леонид Утесов позвали ее сниматься в первой звуковой комедии «Веселые ребята». Однако режиссер Александров наметил на главную роль свою супругу. Лишь спустя еще 4 года Клавдии удалось стать всесоюзно известной. Она познакомилась с молодым композитором Ильей Жаком. Именно он написал для нее такие хиты, как «Андрюша», «Руки», «Ты помнишь наши встречи». Илья стал ее личным аккомпаниатором, и они часами могли закрываться в кабинете.

Коралли заподозрил конкурента. Ведь именно он «сделал» певицу Шульженко, а та посмела завести какие-то шашни. Впрочем, сам Владимир тоже нередко «очаровывался» хорошенькими артистками, так что о том, как может вспыхнуть пламя страсти, был хорошо знаком. К тому же на фоне популярности жены его собственные успехи были куда скромнее. И уже Клавдия была главным добытчиком для семейного бюджета. Поэтому, чтоб не прослыть рогоносцем, Коралли стал устраивать «показательные» сцены с боем посуды, а когда и это не помогло, решился на самоубийство. Впрочем, это тоже было «показательное» шоу: мужчина слегка порезал грудь бритвой, но от вида крови Клавдия сдалась и пообещала не уходить.

Также свою роль сыграли и методы угроз и хитрости: жене Владимир пригрозил отправить сына на воспитание к своим родителям, а Илью Жака «предупредил», что тот якобы находится под наблюдением НКВД. Так в исполнение песни «Ты помнишь наши встречи» добавились новые нюансы — теперь Клавдия пела о несостоявшемся счастье зрелой женщины.

Последняя любовь


Шульженко и Епифанов.

В конце концов 25-летний брак Клавдии и Владимира рухнул. Супруги давно уже не жили вместе как муж и жена, имели романы на стороне, сын вырос. Но общими оставалось нажитое имущество — вот что было важным. Так что развод оказался бурным. Они делили буквально все, Клавдия предлагала даже ее серьги оставить каждому по одной. Владимир съехал из их 4-х комнатной квартиры, но вместо себя подселил семейную пару. И теперь советская певица первой величины вынуждена была просыпаться от возни чужих людей на своей кухне. Немного позже страсти поулеглись, и Владимир даже стал захаживать к ней ненадолго в гости.

В 1956 году она познакомилась с оператором Георгием Епифановым. Они вместе провели день, вечер, наступала ночь. И тогда Клавдия предложила ему уйти или остаться. Навсегда. Так началась новая любовная история, продлившаяся 8 счастливых лет. Хотя нет: начиная с 1940 года она ежегодно получала открытки с поздравлениями, подписанные кратко Г.Е. Как оказалось позже, это Епифанов с юности был тайно и безнадежно в нее влюблен — услышав однажды божественный голос, больше не мог его позабыть. И вот, спустя 17 лет, они познакомились. На момент первой встречи певице был 51 год, Георгию — почти 39.

Это была «лебединая песня» — она отдавалась чувствам со всей страстью, писала нежные письма с гастролей, он же называл ее своей девочкой, которую готов оберегать всю жизнь. Но стрелки часов неумолимы — каждое утро Клавдия находила необратимые изменения в своем организме. Она также роскошно одевалась, следила за питанием, делала зарядку и косметические процедуры. Но осень жизни неумолимо наступала, а молодой муж периодически бросал взгляды на других женщин. Клавдия сходила с ума, устраивала сцены ревности и однажды не выдержала.

В порыве чувств она упрекнула Георгия в несостоятельности — мол, и 300 рублей в дом принести не можешь. Хотя прекрасно понимала, что именно он помог ей переехать в кооперативное жилье. Мужчина обиделся и ушел. А Клавдия сидела перед зеркалом и ненавидела свое отражение. Они встретились через 12 лет, на том самом юбилейном концерте. Георгий был в зале, а затем зашел в гримерку. Это был разговор двух бывших — по-прежнему близких, но прекрасно понимающих всю безнадежность будущего.
« Виктории Толстогановой – 50 лет
Как сложилась личная жизнь героинь сериала... »
  • +8

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.