Любови Полищук могло бы исполниться 69 лет

21 мая одной из самых ярких и неординарных актрис отечественного кино Любови Полищук могло бы исполниться 69 лет, но уже 12 лет ее нет среди живых.
Первая же ее роль в кино стала визитной карточкой актрисы, но сыграла роковую роль в ее судьбе. Вокруг этого фильма Марка Захарова всегда было немало споров. Он получил неоднозначные отзывы: Гайдай противопоставлял его своим «Двенадцати стульям», снятым пятью годами ранее, и называл его «уголовным преступлением», а Козаков – «музыкальным хулиганством».

На съемках фильма *Двенадцать стульев*

Снимать новую версию «Двенадцати стульев» всего через пять лет после знаменитой экранизации Леонида Гайдая было само по себе рисковой затеей. Однако Марк Захаров не собирался вступать в противостояние или предлагать альтернативное прочтение – он просто хотел создать абсолютно другое кино, и его музыкальный фильм действительно получился совсем не похожим на гайдаевскую версию. Тем не менее эти две комедии продолжают сравнивать и по сей день, называя и первый, и второй фильм попеременно то классическим прочтением, то полным провалом.

На съемках фильма *Двенадцать стульев*
Подходы режиссеров к работе были совершенно разными: Гайдай долго не мог определиться с исполнителями главных ролей, провел огромное количество проб, и уже в процессе съемок сменил несколько «Остапов»: Александр Белявский не смотрелся в паре с Сергеем Филипповым, а Владимир Высоцкий после утверждения на роль Бендера ушел в загул. Ситуацию спас Арчил Гомиашвили. В отличие от своего коллеги, Марк Захаров изначально знал, кого будет снимать в своем фильме: в роли Остапа Бендера он видел только Андрея Миронова, а в образе Кисы Воробьянинова – Анатолия Папанова, которых Гайдай, кстати, забраковал во время проб.

Кадр из фильма *Двенадцать стульев*, 1976
Захаров объяснял: «Мой фильм к гайдаевскому проекту не имеет отношения. Фильмы снимались в разное время. У Гайдая – на «Мосфильме». У меня – в «Останкино», как некая литературно-музыкальная композиция с текстом, который не является прямой речью. А Миронов и Папанов – это не те люди, которых надо пробовать. Я их просто пригласил. И снял их не случайно. Мы вместе долго работали в театре».

Кадр из фильма *Двенадцать стульев*, 1976
Для Любови Полищук эта роль стала первой, но благодаря столь яркому дебюту на нее обратили внимание другие режиссеры и начали ее приглашать в свои проекты. Но фильм, который принес ей популярность и стал трамплином в кинокарьере, сыграл роковую роль в ее судьбе. Говорят, что именно после травмы, полученной на съемках «Двенадцати стульев», у нее начались проблемы с позвоночником, которые привели к ее преждевременной гибели.

Любовь Полищук в фильме *Двенадцать стульев*, 1976
Сам Захаров, как и родные актрисы, отрицал эту версию, считая, что причиной болезни стала автокатастрофа, в которую актриса попала в 2000 г., но многие ее знакомые утверждали: она повредила позвоночник во время съемок нескольких дублей эпизода танго с Мироновым, где герой «ронял» ее на пол. Так, Варлен Стронгин вспоминал: «Люба мне рассказывала, что сцену, когда Андрей Миронов опускает руки и она падает на пол, снимали 14 дублей подряд. Режиссёр фильма Марк Захаров, правда, утверждал, что на полу лежали маты. Но всё равно это не могло не сказаться на её спине. Потом Люба попала в автокатастрофу, получила травму позвоночника. Она мучилась от боли. Во время антрактов ложилась на доски, чтобы хоть чуть-чуть помочь своей спине. Так и лежала полчаса до следующего выхода на сцену».

Кадр из фильма *Двенадцать стульев*, 1976
По другой версии, в одном из дублей актриса случайно упала не на матрац, а на бетонный пол. Как бы то ни было, последующая автокатастрофа усугубила ситуацию, и боли в спине стали просто невыносимыми. На съемки в ситкоме «Моя прекрасная няня» актриса приезжала после сеансов химиотерапии, превозмогая тошноту и боль и никому не рассказывая о своих страданиях. 28 ноября 2006 г. замечательная актриса, народная любимица Любовь Полищук ушла из жизни.

Кадр из фильма *Двенадцать стульев*, 1976
Тяжелыми стали съемки в «Двенадцати стульях» и для еще одной актрисы – Лидии Федосеевой-Шукшиной, которая сыграла в фильме роль мадам Грицацуевой. Ее тоже утвердили сразу, без проб. Но в этот период в ее жизни случились две самые страшные трагедии: погиб ее супруг Василий Шукшин, а уже после того, как началась работа над фильмом, умер отец. На съемки эпизода свадьбы Грицацуевой с Остапом Бендером актриса приехала сразу с похорон. Именно поэтому она тогда отказалась петь в кадре, а в перерывах уходила и тайком плакала.

Кадр из фильма *Двенадцать стульев*, 1976
Песни сыграли в комедии Марка Захарова едва ли не самую главную роль – именно благодаря им фильм получился похожим на мюзикл. Идея сделать главного героя «Двенадцати стульев» поющим появилась еще у Леонида Гайдая, но тогда ее не одобрило руководство, и «Песенку Остапа Бендера» вырезали из фильма. А Захаров благодаря музыкальным способностям Андрея Миронова сделал это изюминкой своего фильма. Интересно то, что знаменитой песни «Белеет мой парус такой одинокий» изначально вообще не было, ее предложил автор текстов песен Юлий Ким, и она неожиданно стала сквозной темой фильма.

Андрей Миронов в фильме *Двенадцать стульев*, 1976
Марк Захаров рассказывал: «Андрей Миронов – феерический актер. Мы не собирались показывать стопроцентного реалистического Бендера, назрела потребность в чисто эмоциональном, а не идейно-смысловом воспоминании о нашем былом увлечении прежними «Двенадцатью стульями». Остроумная музыка Гладкова, состоящая из мелодий, которые запоминались раз и навсегда, удивительно элегантные, ироничные стихи Кима… Не знаю, кого имел в виду Юлий Ким – Андрея Миронова или Остапа Бендера, когда сочинил один из своих пронзительных фокстротов: «О, наслажденье скользить по краю! Замрите, ангелы, смотрите – я играю»… Я не стал соревноваться с традиционным кинематографом. А сделал в результате некое литературно-музыкальное обозрение с большими текстовыми блокадами, целиком извлеченными из первоисточника...».

Савелий Крамаров сыграл в обоих фильмах
Несколько артистов снялись и у Гайдая, и у Захарова: Савелий Крамаров в первой экранизации сыграл одноглазого шахматиста, во второй – слесаря, Георгий Вицин сначала предстал в образе монтера Мечникова, а затем – гробовых дел мастера Безенчука, в обеих версиях сыграли также Эдуард Бредун, Павел Винник, Григорий Шпигель, Анатолий Обухов и Юрий Медведев.

Кадр из фильма *Двенадцать стульев*, 1976
« Знаменитости, которые выглядят старше своего...
Почему Нина Усатова никогда не пускает домой... »
  • +10

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
Она классная была))))))).
  • Поделиться комментарием